Понедельник, 02 Апрель 2018 00:00

Первый миллион Артема Сытника. Как Генпрокуратура открыла и закрыла дело против главы НАБУ

Первый миллион Артема Сытника. Как Генпрокуратура открыла и закрыла дело против главы НАБУ
Первый миллион Артема Сытника. Как Генпрокуратура открыла и закрыла дело против главы НАБУ

Одной из самых обсуждаемых новостей уходящей недели стал скандал, разыгравшийся в верхах силовых структур Украины.

Генеральный прокурор Юрий Луценко и директор НАБУ Артем Сытник синхронно выступили с резкими заявлениями в отношении руководителя САП Назара Холодницкого, потребовав его отставки.

На сегодняшний день нет единой версии о том, благодаря чему сформировался дуумвират высокопоставленных оппонентов Назара Ивановича. Не исключено, что этот союз ГПУ и НАБУ является ситуативным, а ранее неоднократно конфликтовавшие между собой Сытник и Луценко объединились только для того, чтобы "выдавить" Холодницкого.

Означает ли это, что топор войны между Юрием Витальевичем и Артемом Сергеевичем закопан окончательно, пока неясно.

Ведь одержав победу над Холодницким, Луценко (а вместе с ним и Администрация президента) вполне может попытаться окончательно "добить" ситуацию на антикоррупционном фронте, вставив нож в спину Сытнику.

Читайте также: Глеб Загорий: горькая пилюля для Порошенко

С помощью чего это могут сделать, разбиралась "Страна".

У опального следователя Суса дома нашли "дело Сытника"

28 марта в судебном реестре была обнародована неприметная информация, которая касается давнего противостояния в "антикоррупционном треугольнике" Украины. Речь идет об одном из самых секретных уголовных производств, расследованием которого занималась ГПУ, а фигурантами выступали Сытник и Холодницкий.

Журналисты обратили внимание на результаты обыска, проведенного НАБУ 22 февраля у бывшего следователя-важняка Генпрокуратуры Дмитрия Суса. Среди прочего, в комплекте обнаруженных вещей и документов значились копии материалов уголовного дела в отношении Артема Сытника в объеме 41 страницы.

Речь идет о том самом уголовном производстве, о котором Сус рассказал в интервью "Стране" прошлым летом.

И тогда, и позднее в общении с автором этих строк Сус отказался поделиться деталями этого дела, уточнив – возможно, он расскажет об этом после того, как завершится эпопея с его уголовным преследованием. И конкретизировал лишь, что производство о вымогательстве взятки Сытником $1 млн от должностного лица регистрировалось в апреле 2016 года.

"Но потом пришел Юрий Луценко, и это дело... я не знаю, что с ним сделали. Но, собственно, после участия в расследовании этого дела и нашего обыска в НАБУ у меня начался новый виток взаимооотношений с Бюро", – говорил тогда Сус.

В августе прошлого года в Бюро отказались комментировать "Стране" "дело Сытника", переадресовав нас в Генпрокуратуру. Здесь также не ответили по сути задаваемых вопросов о громкой истории, ограничившись отпиской.

Источник фото: "Страна"

На вымогательство пожаловался скандальный Кулик

Впрочем, слова Суса еще тогда подтвердил журналист Владимир Бойко.

Он обнародовал выписку из ЕРДР, где указывалось – два года назад в Генпрокуратуре действительно начали расследование по делу о вымогательстве неправомерной выгоды (№42016000000000930) директором НАБУ и его супругой – адвокатом Анной Сытник. По этому производству в отношении Артема Сытника (по санкции суда) осуществлялись негласные следственно-розыскные действия, его переговоры фиксировались, а за передвижениями руководителя Бюро следили "топтуны".

Конкретизировать сведения о том, кто выступал заявителем по делу, и фабулу истории Бойко отказался. Журналист ограничился лишь комментарием "Стране" о том, что он хорошо знаком с целым рядом фигурантов этой загадочной истории. По его словам, по материалам дела проходил, в том числе, один из бывших заместителей генпрокурора с сыном. Также посредниками криминальной истории выступали один из известных адвокатов и сосед по даче бывшего зама главы ГПУ.

Благодаря источникам в прокурорских кругах, "Страна" идентифицировала этих фигурантов по "делу Сытника", а также подробности проводившегося расследования.

В первую очередь, следует разобраться с личностью заявителя в резонансной истории и мотивах его действий. Итак, на вымогательство со стороны Сытника весной 2016 года пожаловался скандальный военный прокурор сил АТО Константин Кулик. Его фамилию нетрудно рассмотреть на фото "вытяга" из ЕРДР.

Источник фото: racurs.ua

Сам Кулик во время общения с автором этих строк в Голосеевском райсуде согласился дать ответы по данному делу, но попросил связаться с ним через пресс-службу Генпрокуратуры. В последней же, сославшись на занятость Кулика, нам ответили отказом.

Впрочем, и без его откровений в распоряжении "Страны" оказались отдельные фрагменты "дела Сытника". Среди них – допрос Кулика весной 2016 года.

В нем военный прокурор сил АТО говорил, что $1 млн у него якобы вымогали за закрытие уголовного производства в его отношении по подозрению в незаконном обогащении.

Якобы история разворачивалась следующим образом. Узнав о существовании производства о незаконном обогащении, Кулик начал искать выходы на руководство НАБУ и САП. Сначала он встречался с Холодницким, который пообещал ему "объективно разобраться" в сути дела. Вскоре после этого 3 апреля 2016 года с Куликом на связь вышел Сергей Смухин, которого военный прокурор также просил о помощи в разрешении проблем.

Этот посредник пересказал, Константину что общался на этот счет с бывшим начальником следственного управления налоговой милиции ГНАУ (сегодня работающем адвокатом) Иосифом Бучинским, который-де и пытался замолвить словечко перед директором НАБУ о судьбе Кулика.

"Смухин передал мне текст разговора, который произошел между Бучинским и Сытником в ходе которого последний сообщил, что в зоне АТО я озолотился и потому должен поделиться деньгами в размере $1 млн. И только в таком случае уголовное производство по поводу моего незаконного обогащения будет закрыто", – заявил военный прокурор на допросе.

Заказ от Сироты или фейк от Кулика

Знакомый с материалами "дела Сытника" собеседник "Страны" в прокурорских кругах дополняет: Кулик называл источником своих бед Андрея Сироту. Который якобы сумел убедить директора НАБУ "закошмарить" военного прокурора.

О загадочном человеке с фамилией Сирота и его статусе в "серой зоне" ранее писал в своих расследованиях, касающихся гибели в зоне АТО Андрея Галущенко (Эндрю), журналист Алексей Бобровников.

Сироту он характеризовал как лицо, имеющее отношение "к нелегальному банд-формированию, функционирующему якобы внутри 92-й ОМБР" под контролем ГУР Минобороны.

"Источник в бизнес-кругах Харькова рассказал мне следующее. По его сведениям, человек по фамилии Сирота еще до начала войны занимался поставками в Украину с территории Российской Федерации сырья для производства тяжелых наркотиков, – отмечал Бобровников. – Так называемая "группа Сироты", по словам еще одного моего собеседника, является серьезной силой в составе самой 92-й ОМБР; некоей организацией, ответственной за экономическую деятельность в прифронтовой "серой зоне" и, будучи лишь отчасти подконтрольной командованию бригады, управляема, де-факто, кем-то извне".

В похожем духе описывает одну из версий появления уголовного дела о незаконном обогащении Константина Кулика и журналист Владимир Бойко. Из его сведений следует, что у военного прокурора действительно был конфликт с неким влиятельным человеком со связями в ГУР и тот "заказал" Кулика.

"Главное управление разведки Минобороны попросило Сытника «поставить на прослушку» телефон высокопоставленного чиновника, который мешал военным разведчикам заниматься криминальным бизнесом в зоне АТО", – отмечает Бойко.

Впрочем, по еще одной версии, которая популярна в ГПУ, дело это от начала и до конца выдумано самим Куликом и никакой попытки "порешать вопрос" со стороны Сытника не предпринималось. Просто прокурор решил оклеветать главу НАБУ.

С одной стороны, чтобы защитить себя от уголовного производства, которое против него активно расследовало Антикоррупционное бюро. С другой стороны, чтобы в интересах руководства Генпрокуратуры дискредитировать Сытника. Тем более, что Кулик известен своим участием во многих сомнительных "проектах" ГПУ (например, дело Саакашвили или же конфискация "миллиардов Януковича").

Но есть и третья версия. По ней речь идет о классической "провокации взятки". Причем, не исключено, что с обеих сторон: НАБУ пыталось спровоцировать Кулика дать взятку, чтоб "утяжелить" его вину, а Кулик и ГПУ пытались через посредников эту взятку подбросить Сытнику.

В какой-то момент "великие комбинаторы" с обеих сторон раскусили игру друг друга и договорились дело похоронить. Хотя, как видим, сделано это было не до конца.

Круговорот посредников в "деле Сытника"

На допросе весной 2016 года Кулик заявил: после встречи с Бучинским посредник Смухин назвал ему вероятную схему передачи $1 млн взятки руководителю Антикоррупционного бюро. Якобы сама взятка должна была быть передана супруге Сытника.

Затем, по версии Кулика, начались длительные переговоры о механизме передачи взятки с участием целого ряда персон. Происходило все это под контролем правоохранителей. Причем по целому ряду обстоятельств можно предположить, что "под колпаком" находились обе стороны переговоров.

Так, военный прокурор сообщил – в процессе "терок" посредник Смухин переадресовал Кулика на Василия Черняка. Этот человек якобы и должен был выступить связующим звеном в решении дела. Также в переговорном процессе должна состояться встреча Кулика с Иосифом Бучинским, его сыном Олегом и людьми из их окружения: адвокатом Лесей Трушковской и сыном бывшего зама генпрокурора Виктора Кудрявцева Евгением. Но на назначенное рандеву в столичном кафе "Шервуд" эти люди не явились. Вместо них с Куликом там общался Черняк и еще один мужчина.

За ними в этот момент следили, а сам военный прокурор начал подозревать, что ему готовят "подставу". До конкретики тогда не дошло.

"Перед тем как мы должны были прощаться, Черняк спросил у меня, "располагаю ли я срествами"? Я ответил, что да, но мне нужно понимать, за что я должен платить. После этого мы разъехались", – описывал итог "шервудских посиделок" Константин Кулик.

В мае 2016 года состав посредников несколько изменился.

Помогать военному прокурору сил АТО в закрытии дела о незаконном обогащении вызвался Евгений Фельдшеров (Долгопят). Именно он выступал тем самым человеком с отчеством Якович/Яковлевич, телефонные разговоры с которым Константина Кулика позднее обнародовало руководство НАБУ и САП в качестве доказательств попыток со стороны Кулика незаконно закрыть дело.

Фельдшеров – это сосед по даче экс-замглавы ГПУ Виктора Кудрявцева, ранее занимавший пост внештатного советника экс-министра Эдуарда Ставицкого.

Переговоры Кулика с Фельдшеровым (он же Яковлевич), обнародованные НАБУ, источник видео: youtube.com/112-Украина

В конечном счете аккурат накануне готовящейся по делу о взятке спецоперации по Сытнику свернули. Произошло это уже при новом генпрокуроре Юрии Луценко.

Скорее всего, как писалось выше, Кулик заметил, что его "ведут", а Сытник обнаружил то же самое в отношении себя. История стала выглядеть совершенно глупо, а потому с ней и решили покончить. По данным наших источников в прокуратуре, материалы дела приказали уничтожить.

Впрочем, как показывает история с обнаружением копий этих документов в квартире у бывшего следователя ГПУ Суса, прокурорские сотрудники заблаговременно сделали себе дубликаты. Успел ли их кому-то дополнительно передать опальный "важняк" и у кого еще эти документы могут оказаться – пока неясно.

А потому нельзя исключать, что об этой темной истории со взаимными провокациями могут вспомнить в момент очередного обострения взаимоотношений на "антикоррупционном фронте".


Источник: “http://glavk.info/articles/39198-pervyj_million_artema_sytnika._kak_genprokuratura_otkryla_i_zakryla_delo_protiv_glavy_nabu”

Social MEdia

228,480

Fans

21,563

Followers

20,563

Followers

8,125

Subscribers

2,253

Subscribers

10,563

Followers