Суббота, 11 Ноябрь 2017 11:38

Американские акценты отечественного лоббизма

Кто и как продвигает в России интересы заокеанского владельца «Тольяттиазота»

Лоббизм – явление для России относительно новое и на данный момент фактически не регулируемое с точки зрения закона. В результате главные признаки российского лоббизма – непредсказуемость и отсутствие всяких ограничений. «В России законодательного регулирования[лоббизма] вообще нет никакого. И с этой точки зрения мы ничем не ограничены», – говорил когда-то в своем интервью Петр Орджоникидзе, один из самых влиятельных лоббистов в России. Его восхождение к вершинам химического бизнеса и его подчас шокирующие последствия – хороший пример того, как выглядит сегодня лоббизм в России.

Петр Орджоникидзе родился в Нью-Йорке (США) в 1972 г. и прожил там десять лет (и, по-видимому, по рождению имеет право на американское гражданство). Сам он без стеснения называет себя лоббистоми не скрывает, что к химической промышленности не имеет никакого отношения ни по образованию, ни по профессиональному опыту. Первую крупную должность он получил в 2003 г., когда возглавил российское отделение американской лоббистской компании Cassidy&Associates.«Мы в максимальной степени стараемся использовать технологии, которые были наработаны Вашингтонским офисом нашей компании», – говорил в своем интервью Орджоникидзе, член совета директоров ТоАЗа с 2012 г. Сегодня он совмещает должность председателя совета директоров ТоАЗа с председательством в совете партнеров «Кесарев консалтинг», известной лоббистской структуры.

«Тольяттиазот» – одно из крупнейших предприятий в России. Однако на протяжении всей своей истории завод был тесно связан с другой страной – Соединенными Штатами. Строила ТоАЗ компания Occidental Petroleum американского миллиардера Арманда Хаммера в обмен на эксклюзивные поставки продукции. Тот договор уже много лет как истек, но США по-прежнему отбрасывают на завод свою тень. Эта страна по-прежнему остается главным рынком сбыта его продукции и иногда скрыто, а иногда и довольно явно влияет на его руководство и использует в антироссийской деятельности.

В 2011 году председателем совета директоров стал Сергей Махлай (сейчас проживает под именем GeorgeMack) сын Владимира Махлая, первого директора и основного владельца ТоАЗа, в 2005 году сбежавшего за рубеж после обвинений в мошенничестве и неуплате налогов. Сергей же с 90-х годов жил в США и имел американское гражданство. Сначала Махлая уличили в том, на чем в свое время погорел и его отец – мошенничестве и неуплате налогов. Следствие установило, что руководство во главе с Махлаем вывело сотни миллионов долларов в швейцарские оффшоры.

Сергей Махлай

Однако потом появлялось все больше оснований считать, что Сергей Махлай – не простой американский любитель сверхприбылей. Когда в 2012 году при обыске на заводе был обнаружен проживавший (!) на территории режимного объекта американец Дональд Кнапп, никто не придал этому особого значения и не задался всерьез вопросом о целях его пребывания. Временами Махлай вел себя весьма экстравагантно, например, в одном из своих интервью он заявил о намерении предложить работу в своем бизнесе участницам PussyRiot, которые прославились благодаря акции в Храме Христа Спасителя. Потом в прессу просочились данные о нескольких американских паспортах Махлая на разные имена. Зачем, казалось бы, правительству США снабжать обычного бизнесмена несколькими паспортами? На этом фоне сообщения о причастности Махлаев к финансированию киевского Майдана произвело эффект разорвавшейся бомбы. Оказывается, деньги с завода выводились не просто в офшоры, но шли на защиту американских интересов у границ России. На данный момент Махлаи в суде оспаривают это утверждение в иске к Первому каналу. Что ж, все помнят, как Борис Березовский (кстати, близкий друг В. Махлая) доказывал в суде против Forbes, что не имеет отношения к «Сибнефти» и даже выиграл. В истории с деньгами ТоАЗа есть любопытная деталь: финдиректором Ameropa AG, которой принадлежит тот самый швейцарский офшор, аккумулировавший прибыль от продажи тольяттинского аммиака, работает Майкл Спиритус, сын кадрового офицера ЦРУ Алана Спиритуса, которого считали куратором Махлая. Круг замкнулся.

По-видимому, в этом году американские кураторы решили поставить во главе своего тольяттинского форпоста менее противоречивую и «засвеченную» фигуру, да и российский суд к тому моменту дисквалифицировал Махлая, запретив ему, уже заочно арестованному на тот момент, занимать пост в совете директоров завода. Выбор пал на Петра Орджоникидзе, сына влиятельного дипломата и экс-заместителя генсека ООН Сергея Орджоникидзе. К тому моменту отец и сын Орджоникидзе несколько лет являлись главными лоббистами Махлаев. Судя по всему, лоббистские навыки и широкая сеть контактов Петра вкупе с влиянием и связями его отца должны помочь Махлаям уйти от уголовной ответственности.

С недавних пор Петр Орджоникидзе стал проявлять небывалую активность в прессе. Он с удовольствием делится планами по выпуску «умных» удобрений,«повышению эффективности производственного процесса, производительности труда и эффективности управления» на заводе, а также утверждает, что еще 6 лет назад (когда они с отцом стали работать лоббистами Махлаев), на ТоАЗе предугадали все тренды на рынке удобрений на годы вперед. Создается ощущение, что все проблемы предприятия остались в прошлом, но непредвзятый взгляд на ситуацию полностью опровергает версию лоббиста. Расследование уголовного дела о мошенничестве на ТоАЗе завершено, имущественный комплекс предприятия, дивиденды и акции арестованы. Махлаи также фактически потеряли порт в Тамани, который пытались построить с начала века.

Сергей и Петр Орджоникидзе

Но с именем Орджоникидзе связаны другие, куда более серьезные проблемы, возникшие у завода в период перехода руководства к нему. В декабре 2016 г. в одном из цехов, арендуемом подрядчикомТоАЗа ООО «МСА Строй», на территории ТоАЗа сотрудниками ОМВД Тольятти и УФСБ Самарской области были обнаружены  гранатомет РПГ-18 («Муха»), приклад к автомату Калашникова, патроны различного калибра, в том числе со смещенным центром тяжести. Кроме того, обнаружена литература экстремистского содержания как в напечатанном виде, так и на электронных носителях. Были изъяты письма, адресованные некоему Бюленту. А спустя сутки после обысков, «по горячим следам» контрразведчики вышли на логово представителей ИГИЛ в Самаре. Были задержаны два члена незаконных вооруженных формирований, в квартире одного из них обнаружена мощная бомба.

«Бюлент» – совладелец «МСА строй» Оздемир Бюлент, гражданин Турции. Его подозревают в связях с экстремистскими группами, в том числе запрещенным в России и спонсируемым США Исламским государством. После того, как прямой канал вывода средств в швейцарские офшоры был ликвидирован правоохранительными органами, Махлаи стали выводить прибыль через «МСА Строй». Из документов следует, что ТоАЗ по договорам строительных работ перечислял деньги «МСА Строй», а потом они шли фирмам-однодневкам: ООО «МАИР», ООО «Эдем», ООО «Каскад» и «Уанклиффинанс», откуда переводились за рубеж. Пока установлено, что за период с 2009 по 2016 год таким образом было незаконно переведено около 380 млнрублей. Транзитом через Турцию, который обеспечивал Бюлент, деньги попадали на офшорные счета Махлаев. По некоторым данным, вывод средств продолжается до сих пор путем продажи по заниженным ценам тоазовского карбамида в Турцию, где при посредничестве Бюлента прибыль обналичивается. Куда поступают деньги потом, доподлинно неизвестно. Не исключено, что часть из них идет на финансирование ИГИЛ в соседнюю Сирию, остальное – на офшорные счета Махлаев.

Таким образом, пока получающий указания из Вашингтона лоббист Орджоникидзе рассказывает о благоприятных перспективах и «умных удобрениях», крупнейший в мире производитель аммиака незаметно превращается в базу по подготовке террористов-игиловцев. На предприятии постоянно находятся тысячи тонн ядовитого аммиака и миллионы кубометров взрывоопасного природного газа, поэтому если какой-нибудь из тайников с оружием или взрывчаткой в один прекрасный момент сдетонирует, это грозит техногенной катастрофой федерального масштаба, последствия которой будут ощущаться далеко за пределами Самарской области.