Вторник, 14 Ноябрь 2017 14:35

Голова козятинської райради а веде себе як гопнік

Готую публікацію по голові Козятинської районної ради слободянюку. телефоную зранку , щоб взяти коментар щодо купи невідповідностей у його деклараціях за 2015 і 2016 роки .
Через кілька годин телефонують з лівого номера і погрожують. Такі смішні ))) Чуваки вирішили, що в Козятин повернулись лихі дев'яності
Перетелефоновую щоб домовитись про зустріч, не беруть трубку
Отаке

Прокуратура серія ІІ
Процесуальний керівник по справі Вишенського озера Іван Криворучко.
Була на прийомі. Справа помалу але рухається. Тепер чекаємо результатів експертизи.
Маю надію, що чесний прокурор таки мені сьогодні трапився. Але без результатів поки рано робити оцінку. Тож чекаємо

Школа Пикколо - это учебное заведение для самых тяжёлых детей. Каждый из студентов этого заведения в моей стране получил бы статус "необучаемого". У каждого из них сочетание ментальной и физической инвалидности.

Их тут 120 человек. Совершенно особенных детей. Обучение каждого обходится штату в 45 000 $ в год. И это государственная школа.

Директор, Мэт Буряк ( да, семья с украинскими корнями) охотно показывает каждый уголок школы. В ней 17 аудиторий, в которых занимаются дети от 3 до 22 лет. В штате школы 80 сотрудников. В том числе целый штат медработников.

Нет, тут не занимаются лечением. Но все положенные медицинские процедуры сделают. Лекарства по назначению врача приносят родители. Обработка трахеостомы или гастростомы - по умолчанию. Зондовое питание - пожалуйста. Постоянная судорожная готовность - неприятно, но не основание для того, что б ребёнка исключать из учебного процесса. Просто у него будет немного по-другому. Например, он будет носить защитный шлем, что б случайно не пораниться.

В бассейне специальный спуск для инвалидной коляски. Это очень важно, говорит Мэт, что б они могли плавать. В воде легче координировать движения. Это позволяет им чувствовать себя уверенно и повышать самооценку. Самооценку. Понимаете? Это важно.

В отдельном корпусе - иппотерапия. Это не то, к чему мы привыкли. Не "накормить и погладить лошадок". Они занимаются конным спортом. Все. С любыми нарушениями. Есть специальный пандус для колясок. Есть подъёмник для совсем неподвижных. Для всех.
- Если ребёнок не может сидеть в седле, мы кладём его поперёк лошади и он тоже может ездить. У нас раз или два были дети, которые не могли заниматься - из-за аллергии на лошадей.
Пони тоже есть. Для самых маленьких.

В библиотеке книги "живут" в отдельных домиках - по тематике.
- Понимаете, из наших студентов никто не умеет писать и читать в полном объёме. Но книги они любят.

В классах много специфического оборудования. Для занятий спортом, для выработки простых навыков.
- Да, и со слепыми мы работаем. И с глухими, и с лежачими. У каждого есть индивидуальный план.

- А вот тут у нас теплица. Мы с детьми выращиваем разные растения.
- А это Детская площадка. Видите специальные качели? Это для инвалидного кресла.
- А это раздевалка. Нам важно, что б ребёнок умел сам одеться и раздеться.

Начиная с 18 лет, дети входят в "переходной этап". Их фактически готовят к максимально самостоятельной жизни. С 18 лет по желанию ребёнок может начать жизнь отдельно от родителей. Тогда ему предоставляется жилье в таких себе кампусах. Где живет в среднем четыре человека и круглосуточный персонал, помогающий им. Да, пожизненно. Да, бесплатно.

Когда мы приходим в школу, от неё как раз начинают отъезжать школьные автобусы. Их тут двадцать. Двое сопровождающих помогают закатиться на платформу девочке в инвалидном кресле. На вид ей лет 10-12. Она пристегнута к коляске ремнями безопасности, во рту у неё соска как у младенца, кисти рук скручены. Она возвращается с занятий. Человек, имеющий право на образование. От одной этой картинки хочется реветь.

Нет, они не будут ни математиками, ни историками. Это за гранью их возможностей. Но они будут людьми, умеющими жить в этом мире. И этот Мир готов принимать их такими, какие они есть. Во всяком случае здесь...