Суббота, 20 Январь 2018 16:21

ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНСКИМ СООБЩЕСТВАМ

ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНСКИМ СООБЩЕСТВАМ И ВЫЗОВ НА ОТКРЫТЫЕ ДЕБАТЫ ОППОНЕНТОВ. Представляем нашу экспертную позицию по переходу на социально ориентированную региональную политику. Политику стабильности социального контракта. Сегодня неуверенность в будущем приводит к деморализации и общественному согласию с ущемлением наших прав. Рядовые граждане стали частью порочного круга коррупции, а чиновники и бизнес стремятся к быстрой наживе как барымтачи. Растет доля спекулятивности во всех сферах жизни – от семейных ценностей до качества производства. Мы настаиваем на инклюзивной среде обитания с высоким качеством жизни для роста человеческого капитала, прямо влияющего на экономическую конкурентоспособность. Инлюзивность – это не пандусы для колясок, это равный доступ каждого гражданина к социальным благам, равные права предприятий в экономике без откатов, выравнивание качества среды обитания для всех слоев общества, а не защита богатых от гетто. Мы на основе анализа мирового опыта настаиваем на следующих подходах:
• Приоритет развития человеческого капитала с созданием высокого качества жизни;
• Местное управление на принципах комплексной инклюзивности – социальной, экономической и территориальной;
• Зона влияния и конкурентного поля для агломераций на весь макрорегион;
• Пересмотр критериев оценки конкурентоспособности агломераций в соответствии с изменением методик и критериев оценки ГИК ВЭФ.
• Интеграция в глобальные цепочки создания стоимости с самообучением и усложнением экономики через экономическую концентрацию.
В чем преимущество роста крупных городов на примере 4 городов РК (Астана, Алматы, Шымкент, Актобе)?
1. Масштаб и экономическая концентрация (44% вклад в ВВП страны);
2. Концентрация человеческого капитала – наука, технологии, культура и искусство, наследие;
3. Ускоренная модернизация через рост технологической конкуренции, глобализации (встраивание в ГЦС), усложнение экономики, повышение производительности труда, развитие массового предпринимательства; 
4. Высокое качество жизни через доступ к образованию, здравоохранению, ресурсам, жилью, инфраструктуре, социальным гарантиям;
5. Социальная инклюзивность – доступ к достойному заработку, к влиянию на процессы управления, личностному развитию, равному доступу к ресурсам и росту благосостояния граждан.
Но что на самом деле происходит сегодня на примере тех же 4 городов?
1. Стабильно негативный процесс снижения и оттока человеческого капитала (индекс NEET от 12,5% до 18% в крупных агломерациях и до 37% по РК в целом, доля инновационной продукции в ВРП менее 1%, общий страновой рейтинг WIPO в 2016 году на 75 месте);
2. Территориальная неэффективность с искусственным расширением границ городов, дисперсией инфраструктуры, неравномерной плотностью населения и транспортной изоляцией новых районов;
3. Неэффективность местных бюджетов по приему миграции из сел, приводящая к субурбанизации городской среды из-за жилых массивов без доступа к земле, инфраструктуре, социальным благам и муниципальным услугам (рост доли городских трущоб);
4. Истощение ресурсной емкости городов с вытекающими экологическими, инфраструктурными и социальными проблемами;
5. Снижение качества жизни в городах с ухудшением экосистемы, риском техногенных аварий и природных катаклизмов, высокой смертности от несчастных случаев и ДТП, опережающего роста стоимости проживания над ростом доходов, изоляция больших групп населения от образования и здравоохранения, снижение человеческого капитала, последующая маргинализация и рост преступности;
6. Экономическая стагнация из-за упрощенной экономики, невозможных условий ведения бизнеса, вынужденный уход в тень массового бизнеса в системе несправедливого налогообложения, работающего на руку корпорациям с оффшорными счетами, полная утрата инвестиционной привлекательности (коэффициент налоговой нагрузки за 10 лет в Казахстане сократился до 13,7% в 2016 году от показателя 22,8% от ВВП методом производства).
Если местные органы власти и центральное правительство не изменят свои подходы к управлению, нас ждет уже сегодня социальный взрыв вследствие:
1. Достижения дна в падении уровня жизни более 50% всего населения;
2. Поляризации общества на сверх богатых и сверхбедных без среднего класса;
3. Деградации человеческого капитала, утраты морали и провоцируемый безработицей рост преступности (80% всех преступников, кроме рецидивистов – это безработные отчаявшиеся мужчины через 6-9 месяцев утраты источника доходов);
4. Необратимой дестабилизации экосистемы;
5. Критического ухудшения деловой среды, полный бойкот прямых инвестиций, массовый отток капитала, уход экономики в тень;
6. Сокращение налоговой базы (сегодня уровень налогов в гос. бюджете 47%) и банкротство гос. бюджета.
Почему мы делаем такой фокус на человеческом капитале? Это не просто забота о наших детях. Уровень развития человеческого капитала прямо влияет на уровень сложности экономики и степень развития науки, инноваций и технологической оснащенности. В совокупности эти факторы дают ключевой эффект роста производительности труда и, как следствие, прямой эффект роста ВВП на душу населения. Сегодня ситуация по снижению человеческого капитала даже в исследуемых агломерациях критическая: в Астанинской агломерации индекс NEET 12.5%, Алматы 14,5%, ЮКО 14,13%, Актобинская область 17,79%. В лидирующей по ИЧР Норвегии индекс NEET 5%. Согласно исследованиям экспертов, PWC сокращение NEET до 7% с текущих 12% в странах ОЭСР приведет к росту ВВП на 1,2 трлн. евро. В ведущих регионах РК доля инновационной продукции от ВРП только за последние 5 лет сократилась почти вдвое, а в некоторых регионах до полного обнуления. Уровень уязвимой занятости по РК составляет 28,6% (в 5 раз больше развитых стран и России), в Астане он сократился до 19%, в Алматы до 14% (за счет того, что каждый 7-й алмаатинец – предприниматель), в Шымкенте возрос до 34%, а в Актобе снизился до 18,4%. Во всех агломерациях, кроме Алматинской, произошло сокращение доли рабочей силы к общему населению. Наблюдение за внешней миграцией показывает, что люди голосуют ногами за качество жизни – в Норвегии приток мигрантов 7,25 человек на 1000 жителей, в США 3,86, в России 1,69, а в Казахстане лишь 0,46. Привлекательными для жизни в Казахстане остаются только Астана и Алматы – приток 78,4 и 13,9 на 1000 жителей в 2016 году соответственно. Но качество по компетенциям притока внутри Казахстана ниже, чем качество оттока населения. Снижение ЧК вызвано высокими барьерами доступа к образованию среди населения (высокие цены, отсутствие доступных кредитов, неразвитость эндаумент фондов и бизнес партнёрства), нехваткой финансирования науки и культуры, регулярные системные ошибки деятельности МОН РК с фрагментарными стрессовыми реформами в образовании. Если вчера стабильно за рубеж уезжало не менее 30% всех выпускников школ в поисках более качественного и доступного образования, то теперь на чемодан садятся школьники вместе с родителями.
Снижение компетенций приводит к росту технологических рисков, а также снижению доступа к достойному заработку, первые прямо влияют на экосистему, безопасность и продолжительность жизни, а вторые на благосостояние и качество жизни. Снижение качества жизни ведет к оттоку человеческого капитала, высокое качество жизни напротив дает возможность привлечения и удержания человеческого капитала. Благодаря внедрению инноваций появляются возможности ресурсосбережения и снижения негативного антропогенного воздействия на природу. Высокий уровень человеческого капитала дает больше преимуществ для снижения политических рисков в стране, а следовательно, улучшает инвестиционный климат и деловую среду. Только наличие высококвалифицированного государственного штата в центральных и местных органах власти позволит реализовать стратегическую задачу Казахстана по миссии государства как агента перемен. Благоприятная деловая среда позволяет развивать сильную экономику, следовательно, устойчивую базу налогоплательщиков для инвестиций в развитие городской среды и качество жизни. Цикл замыкается – качество жизни обеспечивает удержание и развитие человеческого капитала.
Неэффективность региональной политики в РК сводится к 4-м барьерам:
1) Антисоциальный характер региональной политики;
2) Изоляция процесса принятия решений от гражданских сообществ и бизнеса;
3) Дисфункция рабочих процессов управления;
4) Бюджетная не эффективность.

В обеспечение эффективного развития регионов необходимы 4 ключевые системные реформы на уровне законодательства верхнего уровня:
1) ЗРК от 8 декабря 1993 года № 2572-XII «Об административно-территориальном устройстве Республики Казахстан» - ввод статуса метрополии из нескольких городов и СНП как новой административно-территориальной единицы с единым центром вместо города республиканского значения;
2) ЗРК от 23 января 2001 года № 148-II О местном государственном управлении и самоуправлении в РК – ввод института выборности акимов всех административно-территориальных единиц, выборность сенаторов, расширение полномочий маслихата;
3) Бюджетный кодекс РК от 4 декабря 2008 года № 95-IV - изменения бюджетных полномочий, степени ответственности и свободы местного бюджета;
4) Кодекс РК от 10 декабря 2008 года № 99-IV «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)» - переход с косвенного на прямой целевой прогрессивный принцип налогообложения, перераспределение направлений выплат между МБ и РБ, ввод Единого имущественного налога населенных пунктов и промышленности (земля, имущество, инфраструктура).
Дополнительные реформы НПА для решения специфичных проблем:
1) ЗРК от 13 ноября 2015 года № 400-V – инклюзивность жилых массивов
2) ЗРК от 4 июля 2009 года №165-IV «О поддержке использования возобновляемых источников энергии» - переход на стимулирование массового рынка (солнечные панели и экологичные мусоросжигатели в зданиях) без зависимости от коррумпированной корпоративно ориентированной политике по ВИЭ Минэнерго РК (95 тенге за кВТ/час из кармана налогоплательщиков вместо 4 тенге за кВТ/час себестоимость при операционном лизинге солнечных панелей)
3) ЗРК от 22 июля 2011 года № 477-IV «О миграции населения» - меры по привлечению иностранного человеческого капитала.

Social MEdia

228,480

Fans

21,563

Followers

20,563

Followers

8,125

Subscribers

2,253

Subscribers

10,563

Followers