Среда, 17 Январь 2018 10:24

Александр Борисович Жуков: как торговать оружием, а потом сесть на бюджеты?

Выясняем совместно с Марком Гарбером

Во всём мире положено интересоваться светской жизнью, знаменитостями и богачами, и Россия не исключение. За миллиардерами и их семьями наблюдают с подобострастием, изучают, кто, с кем, и сколько тратит, кто и кого содержит. Только зачастую самое интересное кроется не в самих олигархах и даже не в их жёнах, а в их ближайшем окружении. Например, родителях.

У одного из крупнейших российских миллиардеров, который буквально несколько лет назад выбыл из первой десятки российского Forbes, бывшая жена как раз такой человек. Она сама по себе красива, элегантна и стройна, зовут её Дарья Александровна Жукова, и в 2017 году они с Романом Аркадьевичем Абрамовичем развелись.

За отношениями светской пары следили, затаив дыхание, буквально пристальнее, чем за собственными. Пока все переживали за чувства Романа и Дарьи, из поля зрения выбыло другое важное обстоятельство: Дарья и сама по себе была завидной невестой, и вполне богатой женщиной даже без участия Романа Аркадьевича Абрамовича.

Всё дело в отце Дарьи, Александре Борисовиче Жукове, который хотя и меркнет на фоне Абрамовича с его 12 местом в российском Forbes, тем не менее, остаётся не только серьёзным бизнесменом.

Оружейный делец Александр Жуков

В 1994 в Венеции арестовали судно, доверху набитое оружием для боснийских повстанцев. В общей сложности в трюмах судна Jardan Express насчитывалось несколько десятков тысяч автоматов, тысячи противотанковых ракет и миллионы патронов.

Мы уже рассказывали о том, что судно, полное оружия может относиться к бизнесу Марка Гарбера (ИНН 770300131706) – на это указывает огромное количество фактов и обстоятельств, а также об этом прямым текстом рассказал взятый итальянскими правоохранителями Дмитрий Стрешинский. Мы упоминали Стрешинского как украинского бизнесмена, однако теперь должны сделать важное уточнение – на тот момент он являлся сотрудников компании «Синтез», которую на троих организовывали Марк Гарбер, Александр Жуков и Леонид Лебедев.

О своём совместном с Жуковым бизнесе Марк Гарбер вспоминает с ностальгией, и рассказывает о том, насколько разнообразным был профиль деятельности.

- Занималис­ь компьютера­ми, древесиной в Сибири, трубами, шкурами мокросолеными и пресносушеными и даже построили завод по производству томатной пасты в Узбекистане под кредит ВЭБа, а потом, в 1991-1992 гг., пошла нефть. Мы были одной из первых организаций, которая занялась нефтью, когда это разрешили. Брали ее в Нижневартовске и у «Варьеганнефтегаза», - говорит Гарбер.

Но почему-то не вспоминает об оружии, о котором, между тем, без труда вспомнит сотрудник «Синтеза» Дмитрий Яковлевич Стрешинский (ИНН 773001171103), ведь именно он подписывал бумаги, касавшиеся поставок оружия.

Стрешинский являлся президентом фирмы Global Tecnologie International с офисами в Панаме, Австрии и Москве, поставки шли от украинской и белорусской стороны, через частные фирмы, имевшие разрешения на торговлю оружием. Правда, в документах не уточнялось, куда именно идут оружейные поставки, а шли они туда, куда конвенция ООН как раз запрещала отправлять оружие.

Сверх того, оружейный делец Стрешинский, подельник Гарбера и Жукова, работал внештатным советником (консультантом) Виктора Паливоды, который руководил президентской охраной президента Украины Леонида Кравчука.

Примечательно, что на тот период времени Стрешинский даже не был гражданином Украины, но всё равно охранял президента. Гражданин России и Израила, Стрешинский выделил Виктору Паливоде из личных средств 200 тысяч долларов для того, чтобы закупить в ФРГ электронное оборудования для службы охраны Украины президента. Мало того, что Стрешинский с Паливодой слетали в ФРГ на самолёте украинского президента, чем изрядно шокировали немцев и остальную Европу. Закупленную технику легким движением руки установили без проверки и выдачи разрешения от режимных органов.

Но это не играло никакой роли, ведь единственной целью Стрешинского, ради которой всё и затевалось, было получение лицензии на закупки оружия в Украине и продажи его за рубеж. Всё получилось, и в итоге Дмитрий Стрешинский, вероятно, совместно со своими друзьями Жуковым и Гарбером (очевидно, что и Лебедевым тоже), стали гонять оружие в страны Африки и бывшей Югославии.

Несмотря на то, что Дмитрию Стрешинскому пришлось изрядно повозиться с украинской стороной, с получением лицензий, закупками в Германии и всем остальным, партнёры без тени сомнения сделали его «крайним». Что, в общем-то, не было удивительным, так как для СБУ только он и был фигурантом.

СБУ возбудили против него уголовное дело, но он бежал из Украины. В конце девяностых его арестовывали в Алма-Ате, Париже, Турине. Поначалу Дмитрию Стрешинскому везло, и Украина покрывала его – глава генпрокуратуры страны Кравчук отписывал европейцам, что Стрешинский ничем не компрометирован, потому как его компромат потянул бы за собой Паливоду, а следом и самого Кравчука.

Всё это плавно подводит к тому, что в 2000 году как раз по доносу Стрешинского был арестован Александр Жуков, гражданин города Москвы, и даже провёл в тюрьме несколько месяцев.

Дмитрий Стрешинский сдал «Синтез» с потрохами. После его ареста в Германии в 1999 году он поведал европейской полиции о том, что руководители компании, то есть Гарбер, Лебедев и Жуков, были в курсе ситуации и платили за вооружение и боеприпасы со счетов подконтрольных фирм Trade Concept и Shelleford Investment.

Несмотря на то, что после задержания основного функционера ситуация обострилась донельзя, можно сказать, что всем участникам оружейных махинаций необычайно повезло, потому что в 2004 году итальянская полиция (напомним, что судно с оружием арестовали в Венеции) не выявили причастности Жукова и Гарбера к поставкам, а самому стукачу Стрешинскому дали условный срок.

Жуков, Магомедов и Давлетьяров садятся на бюджеты

Достойное продолжение для истории с торговлей оружием – пересесть на бюджеты с благословления российских властей. Впрочем, всё случилось не с ровного места – компании Жукова инвестировали во множество секторов сразу, преимущественно за рубеж.

В распоряжении группы оказались компании «Айс-Фили» и «Айсберри», которые и по сей день контролируются Interfinance Александра Борисовича Жукова. Со сделками по продаже бизнеса «Интерфинансу» помогал фонд Гарбера Fleming Family & Partners. Как мы уже говорили, бизнес компаний Жукова очень многопрофильный – в порту Усть-Луга у него имеется терминал по перевалке серы, сейчас там же строится терминал по перевалке удобрений.

Возможно, именно с этих акций родился интерес Жукова и компании к фондовому рынку, и тут на помощь нуждающимся бизнесменам подоспело государство.

Здесь Марк Гарбер отошёл в тень, зато Александр Жуков скооперировался с Борисом Давлетьяровым (ИНН 300800093193), сыном видного бизнесмена Фавариса Давлетьярова, и любимчиком Аркадия Дворковича (то есть, близким к власти) Зиявудином Магомедовым (ИНН 052800614750), владельцем группы «Сумма».

В середине «нулевых» они организовали компанию «Нефтехим-технолоджис», которая изначально была организована для портфельных инвестиций. И тут, внимание, на кредит Сбербанка под залог самих акций они стали накупать бумаги «Газпрома», «Транснефти» и даже самого Сбербанка. Часть залога они предоставляли землей, которой у каждого из бизнесменов уже к тому времени было в достатке.

Самыми лакомыми были акции «Газпрома», и на спекуляции трио сумело хорошо заработать. Скачок цен был вызван ограничением на покупку ценных бумаг газового монополиста для иностранцев. Ограничение сняли только в 2005 году, вот тогда курс и ушёл резко вверх.

Этот скачок буквально озолотил и без того не бедствующих олигархов – ещё до 2008 года компания не только рассчиталась с кредиторами, но и смогла дать каждому из компаньонов солидные дивиденды. Получается, что на государственные деньги «Нефтехим-технолоджис» за два года заработала более 35 миллиардов рублей.

Стало понятно, что для таких сумм нужен собственный банк. Жуков и компаньоны решили приобрести Универсальный банк сбережений, подшучивая, что получат собственный UBS. Однако изменяющееся законодательство в совокупности со всё более строгими требованиями привели к тому, что бизнесмены продали банк за тот же миллион долларов, за который его купили.

Но это всё – лишь последствия той аффилированности, которая вылилась в колоссальный навар для трёх бизнесменов, из которых по крайней мере один был задействован в торговле оружием, другой пытался завоёвывать аэропорты и морские порты, а «Международный банк развития» третьего крутил сомнительные финансовые операции, привлекающие внимания силовиков.

По схеме залогового аукциона государство дало Александру Жукову, Зиявудину Магомедову и Борису Давлетьярову купить собственные активы за свои же деньги, после чего все трое хорошо заработали на банальной спекуляции. 

Руководил Сбербанком в разгар этих событий Андрей Казьмин, и что характерно, ближе к самой кульминации всего этого акционного балагана, в 2007 году, его фактически сослали на «Почту России». Доводил дело до конца уже Герман Греф, который ничего не имел против такого аукциона и просто наблюдал, как за счёт вверенного теперь уже ему Сбербанка богатеют другие люди.

Мораль проста – в России можно обогатиться за счёт России и её госкорпораций только в том случае, если у тебя есть солидный бэкграунд в подобного рода делах. Пара сухогрузов с тысячами автоматов, активы на Украине и странах Европы, один зять-миллиардер из десятки Forbes, и ты уже не абы кто, и Сбербанк позволит купить свои акции за свои деньги. Проверено.

Social MEdia

228,480

Fans

21,563

Followers

20,563

Followers

8,125

Subscribers

2,253

Subscribers

10,563

Followers